«Приемный сын довел меня и мою дочь до сердечного приступа» – Печальная история мамы, взявшей ребенка из приюта

Родительские истории

Здравствуйте, меня зовут Ирина, мне 40 лет. И вот моя история.

Мальчик сидит на подоконнике и грустит

Я давно занимаюсь благотворительностью. Мне очень жалко деток, которые серьезно болеют, а также тех, кто растет без родительской любви. Как-то стала помогать детскому дому, часто ездила навещать несчастных деток. Они всегда гурьбой выбегали меня встречать, радовались моему приезду, обнимали, улыбались. У меня есть родная дочь, но я всегда находила время, чтобы съездить в детский дом.

Муж хорошо зарабатывает, и он перед каждым праздником выделял крупную сумму на подарки деткам. Как светились их глазки, когда я приезжала, как добрая фея, со сладостями, игрушками, новой одеждой. Там я познакомилась с Кириллом, и его очаровательный взгляд и скромная улыбка меня покорили.

Счастливая мама с сыном на руках

На протяжении месяца я рассказывала мужу и дочери, какой милый Кирилл и как было бы замечательно, если бы мы взяли его к себе. Дочка загорелась идеей, ведь она давно хотела младшего братика или сестричку. Муж сомневался, но когда съездил со мной в детский дом, тут же согласился усыновить Кирилла. 

Оказалось, что Кирилла уже усыновляли однажды, но вернули обратно. Меня почему-то этот факт не смутил, наоборот, я еще больше жалела мальчишку. Это же какой удар по психике бедного ребенка! Сколько пережил мальчик, нужно создать ему все условия, чтобы он почувствовал себя нужным и любимым. Но, спустя какое-то время, я поняла, что Кирилл в своем нежном возрасте манипулировал взрослыми. Он умел производить впечатление милого, послушного мальчика, и все ему сразу верили. В жизни мальчик оказался совсем другим, и нас ждало большое разочарование.  

Мальчик с синим мячиком злится

ИнтересноПризнаки не той ориентации у подростка. Реальные истории родителей

Сначала у ребенка обнаружилось много хронических заболеваний. В медицинских документах об этом не было сказано ни слова. Мы возили Кирилла по частным медицинским центрам. Несколько месяцев ушло на то, чтобы поставить все диагнозы и выписать грамотное лечение. С психикой у Кирилла тоже были проблемы.

Он вдруг мог устроить истерику, разбрасывал вещи, кричал, бился головой об пол. А через пару минут, как ни в чем не бывало, вставал и продолжал смотреть мультик или играть. Про предыдущих опекунов мы услышали много страшных историй. Кириллу хотелось верить, но информацию я проверила, и оказалось, что все Кирилл придумал.  

В школе Кирилл учиться не хотел. Я много времени проводила с ним за уроками, нанимала репетиторов, но успеваемость сильно хромала. Мы с мужем бросили все силы, чтобы подтянуть Кирилла в учебе. В итоге, он действительно стал немного лучше учиться, но наши отношения становились все хуже и хуже.  

Мальчик с девочкой не могут поделить игрушку

В классе Кирилл сочинял истории о том, как плохо ему у нас живется. Дочка также учится в той же школе, и учителя хорошо знают нашу семью. Все недоумевали, как мы можем морить голодом бедного ребенка, бить его, ставить в угол на горох, всячески издеваться. Отдельная история про отношения Кирилла и нашей дочери. Кирилл издевался над Лизой, делал ей мелкие гадости, говорил, что мы его любим больше.

Лиза у нас очень душевная, сострадательная девочка. Она так радовалась появлению Кирилла, столько времени с ним проводила. И как же было больно и обидно, что мальчик себя так вел со старшей сестрой. Лиза стала замкнутой, много плакала, стала часто пропадать в гостях у подруг. Мы долго не понимали, что творится с дочкой, ведь она не признавалась. Потом, когда выяснили ситуацию, возили Лизу к психологу, потому что ситуация была уже критической.  

Девочка плачет

Читайте также: История мамы, которая не стала приучать ребенка к горшку

Кирилл доводил всю семью, но больше всех досталось мне. Я долго терпела его выходки, вранье, нежелание слышать остальных членов семьи. Но мои физические и моральные силы были на исходе. У меня начались панические атаки, обострились хронические заболевания, возникли проблемы с сердцем.

Я, молодая еще женщина, чувствовала себя разбитой старухой. С сердечным приступом оказалась в больнице. Там и поняла, что дальше так продолжаться не может. Кто будет растить Лизу, если со мной что-то случиться? Кирилл ее просто морально уничтожит. Или сделает еще что-нибудь похуже.  

Кирилла отвезли обратно в детский дом. Мы долго восстанавливались, но теперь все хорошо. Судьбой Кирилла я не интересовалась. Как только вспоминаю о нем, начинается тахикардия.  

Оставить комментарий

Оцените статью
Добавить комментарий

  1. Севинч

    Не делай добро, не получишь зло!

    Ответить
  2. Ирина

    Ну и правильно, все совершают ошибки, хорошо, что удалось разрешить ситуацию. Есть целая группа людей, заблуждаюшизся в том, что “любовью” можно воспитать такого ребенка. Нельзя, у него повреждение психики, этот ребенок никогда не изменится, рано или поздно, все, находящиеся с ним пострадают.

    Ответить