Два раза «классный» Борис Николаевич. Авторский рассказ

Учитель-мужчина Воспитание

Борис Николаевич — лучшее, что я помню про школу. И два раза «классный» в заголовке — потому что он был моим классным руководителем, а еще — просто классным мужиком.

***

В тот класс в другую школу меня перевели в 9-й класс.

Предыдущий класс был тоже отличный, но у меня не сложились отношения с классной руководительницей.

Виктория Александровна (В.А.) была опытной и очень уважаемой учительницей, но очень авторитарной. Она не терпела никаких возражений, каждое ее слово должно было выполняться беспрекословно. На все поползновения вправо-влево была жесткая реакция, которая заканчивалась внушением родителям, а то и беседой с директором школы. Хуже уже был только приход милиционера в класс (как потом уже выяснилось, это был старший сын Виктории Александровны, которого она эксплуатировала ради дисциплины).

А младший сын — Сергей, был нашим одноклассником, он боялся своей мамы-учительницы и старшего брата даже больше нас. Мы все его жалели и оберегали от мамы. Вот на него никто и никогда не жаловался.

***

В общем, мой категорический отказ идти в 9-й класс к В.А., и желание пойти учиться «да хоть на тракториста в ПТУ» родители восприняли правильно и перевели меня в другую школу. По блату (там мест не было вообще, но для меня одно нашли). Элитную, в центре города.

Но от дома добираться автобусом 11 остановок, да и к автобусу — переться минут 10 по темным улицам, зимой это было вообще стремно. Хотите верьте, хотите нет, но мой папа тайком каждое утро провожал меня к автобусной остановке и ждал, пока я не сяду в первый автобус, чтобы успеть к началу уроков. Он думал, что хорошо шифруется, а мне было не страшно идти даже мимо недостроев и зарослей на брошенных участках. Я знала — мой папа рядом.

Но это я отвлеклась.

***

Блат, если вам интересно, состоял в том, что директор той элитной школы был другом моего отца с детства. А еще он любил иногда выпить. Но в пьяном виде он не смел заявиться домой, так как у его жены была аллергия на алкоголь. Поэтому, даже после банального пива, а тем более, сто-двести граммов водки или коньяка, ему приходилось искать себе ночлег в другом месте. И я помню, тогда мои родители ему стелили у нас на диване в гостиной, а перед сном я до полуночи слушала интересные рассказы об их детстве, о политике и много чего другого…

***

В общем, мне категорически запретили даже мысленно «узнавать» директора моей новой школы, и 1-го сентября я пошла в новый класс.

***

Сюрпризы начались сразу. Во-первых, в новом классе училась моя почти полная тезка — разница только одной буквой в фамилии, имя и отчество — полное совпадение. Мы подружились, два года сидели за одной партой, и теперь поддерживаем связь, хотя тезка уже много лет живет за тысячи км — в Австралии.

А, во-вторых, классным руководителем оказался мужчина! В прежней школе не было ни одного учителя мужского пола. Даже физкультуру и труд вели женщины.

А тут — мужик! Красивый, подтянутый, правда, лысый, но как это романтично!

Нет, наверное, смысла рассказывать, что Борис Николаевич был кумиром всей школы. Девочки, да и многие учительницы, томно вздыхали, когда он появлялся в коридоре. Но он был невозмутим и строго держал верность своей жене — утонченной, как Наташа Ростова, учительнице музыкальной школы.

***

А теперь подробности.

На тот момент Б.Н. было далеко за 50 (его жене за 60, она была старше — это так, к слову, мы с ней не были знакомы никогда). Наш классный не сразу стал учителем. Когда-то он был первоклассным футболистом и даже два сезона играл за сборную СССР. В 26 лет получил травму (из-за этого немного, почти незаметно, прихрамывал). Год валялся по больницам и реабилитациям.

Спортивная карьера закончилась, решил пойти учиться, поступил на химфак. Его отец был известным преподавателем МГУ и автором многих учебников по химии, но сына изначально больше интересовал спорт. У него уже был какой-то инженерский диплом, но он ни разу не был в том институте, да и профессия ему была неинтересна.

Когда Б.Н. отучился на химфаке, почти год работал в одном НИИ (научно-исследовательский институт), а потом понял, что ему ближе школа, где он проходил педпрактику.

Так в 33 года Б.Н. стал обычным учителем химии в школе.

***

В новом классе все было совершенно не так!

Не было никакого авторитаризма, все решения принимались сообща, всем классом, в особо важных случаях привлекали родителей. Я ни разу не слышала слов, как раньше: «Как я сказала — так и будет», или «Пусть твои родители завтра явятся до уроков — надо тебя приструнить».

Мои родители в новую школу пришли только два раза. Первый раз — получать благодарность за то, что я заняла первое место на Всесоюзной олимпиаде по химии (потом и на Международной я была в тройке призеров), а второй раз — на вручении медалей на выпускном. И блат тут совершенно был не при чем! При чем там был Б.Н. Его поддержка, вера и советы — вот что больше всего помогало нам, его ученикам.

Сколько раз он разруливал сложные ситуации, помогал нам, подросткам, найти общий язык с родителями, утешал и давал советы в сердечных делах!

Девочки, конечно, все были влюблены в классного. Несмотря на его лысину, возраст и верность жене. А одноклассники считали его идеалом мужчины, хотя у большинства были более успешные отцы.

***

Бориса Николаевича уже давно нет в живых. Но каждый год на его могиле в день 1-го сентября появляется очень много живых цветов. Очень много! Потому, что он этого достоин! Он был Учитель!

К сожалению, у нас нет качественного фото Бориса Николаевича. Он был скромным и всегда прятался за спинами учеников. Поэтому в превью картинка, взятая из Интернета.

Автор: Марианна Павлей

Добавить комментарий